Войти
Ru

Практическое применение данных по сайту Единое Шежире Казахов

Инструкция для сайта Шежире

Единое Шежире www.elim.kz | Доклад Халидуллина Олега

Серия книг Шежире | ЕДИНОЕ ШЕЖИРЕ – это самая большая генеалогия в мире

О шежире

Сдай анализ днк, узнай генеалогию | Генетический подарок потомкам

Страсти вокруг шежире

Генеалогия | греческое genealogia — родословие

Родология

Человек живет, пока его помнят!

BIZDIN CHETEL QAZAQTARGA

Ходжи в генеалогической системе казахского народа

Стих нашего Мурата Увалиева о Шежире

Опубликовано в газете "50х50"

История всегда пишется победителями

Мурат Увалиев // Посторонись, Мухаммед

Проект возрождения старинного обычая казахов - создание Единого Шежире

Джандарбек СУЛЕЙМЕНОВ, Имматрикуляция Нурболата Масанова

Тельман МЕДЕУ-УЛЫ Треугольное государство

Каждый казах обязан знать своих предков вплоть до седьмого колена | ЮЖНАЯ СТОЛИЦА Газета Время

Тюркский язык возник в 1 тысячелетии до нашей эры

Генеалогия казахов | сайт для казахов и тех, кто интересуется их историей

Казахстан и Мировая история | Национальная идея

Рецензия по книге Аргыны

Комментарий к книге «Аргыны». Алдан Аимбетов.

Идущий испокон века народный опыт никогда не бывает бесполезным

Сообщение участников форума

История возникновения сайта

По сайту Рустама Абдуманапова

Шежере не есть явление, присущее только башкирам

Доклад на Конференции по актуальным проблемам тюркского мира

В последние годы получила новый импульс идея экономического, культурного, а впоследствии и политического объединения тюркских народов. Проводятся тюркские курултаи и ассамблеи, саммиты глав государств, создана Тюркская Парламентская Ассамблея, обсуждается предложение Назарбаева о создании Союза Центральноазиатских государств. При этом одной из главных проблем, мешающих культурной интеграции тюркских народов, является множество разных тюркских языков (диалектов) и отсутствие общего литературного языка. Только на постсоветском пространстве существуют около 30 тюркских языков, из них 19 литературных. Кроме того, существует турецкий язык со своими глубокими литературными традициями, а также языки тюркских меньшинств в Китае, Иране и на Балканах. Более того, тюркские народы пользуются тремя разными графическими системами письма (алфавитами): латиницей, кириллицей и арабицей. Необходимость общего, объединяющего народы языка и алфавита очевидна. Поэтому актуальнейшей задачей тюркского мира является создание общетюркского языка на основе унифицированного латинского алфавита.

В принципе, проблема алфавита давно решена. Еще в 1926 году в Баку на первом Съезде тюркских народов было принято решение о переходе на латинский алфавит. В соответствие с этим решением Турция в 1928 г и советские республики Туркестана в 1929 г перешли на латиницу. Лишь впоследствии, в 1939 – 40 гг, по указанию Сталина все национальные республики Советского Союза были насильно переведены на кириллицу. После развала СССР на многочисленных общетюркских съездах и специализированных симпозиумах было подтверждено решение о переходе на латинский алфавит. В Казахстане пока используется кириллица, но рано или поздно переход на латиницу неизбежен.

Гораздо более сложной и спорной является идея создания единого общетюркского языка. На первый взгляд может показаться, что за сотни лет независимого развития в Евразии, и за 80 лет разделения Туркестана тюркские языки (и народы) разошлись так далеко друг от друга, что единый древнетюркский язык остался в прошлом и его реанимация вряд ли возможна. Такому представлению немало способствовали специальные мероприятия по разделению тюркских народов, планомерно проведенные в Советском Союзе: так называемое «национальное размежевание» в 20-е годы прошлого века, смена алфавитов, искусственное преувеличение диалектных отличий, создание новых литературных языков на основе местных диалектов, уничтожение тюркской элиты. Но опыт межтюркского общения, и современные публикации запрещенных в советское время работ русских тюркологов говорят об обратном. Сейчас становится ясно, что разделение между тюркскими языками во многом является искусственным и поддерживалось в Советском Союзе политическими методами. Целью советской языковой политики в Средней Азии и Поволжье было не допущение осознания тюрками своего единства (борьба с пантюркизмом). Поэтому преувеличение диалектных отличий, раздел Туркестана, Северного Кавказа, Поволжья на этой основе на отдельные республики и автономии, создание в каждой из них своего литературного языка было закономерным следствием этой политики. Признанный авторитет в области тюркской лингвистики и литературы - русский академик А. Самойлович, изучавший тюркские языки в начале XX века, т.е. до разделения Туркестана на советские республики и до формирования раздельных литературных языков, отмечал их удивительную близость и характерные общие свойства: строй предложения, агглютинацию, сингармонизм, ударение на последнем слоге. Впрочем, эти общие свойства отмечаются всеми тюркологами, и за 80 лет раздельного существования языков они не изменились. Они существуют уже тысячи лет и просуществуют столько же, если не исчезнут сами языки. Современные различия между тюркскими языками основаны, во-первых: на разной лексике, заимствованной в процессе расселения от соседних языков. Например, турецкий язык полон заимствований из персидской, арабской, итальянской, французской, греческой, лексики; узбекский – из таджикской; азербайджанский – из иранской; татарский – из арабской и финно-угорской; якутский – из монгольской, тунгусской, русской; в казахском встречается персидские, арабские, монгольские и русские слова. Во-вторых: на разных фонетических особенностях произношения. В разных диалектах происходит чередование разных звуков в одних и тех же словах: дж – й, б – м, д – т, р – з, а - о и т.п. Тем не менее, эти отличия не имеют непреодолимого характера, и близость тюркских языков (диалектов) отмечают все специалисты. Опыт Турции, которая снизила процент арабо-персо-французских заимствований с 80% в османском литературном языке до 14 – 12% в современном турецком языке говорит сам за себя.

Тем не менее, различия между языками есть. Особенно сильно отличаются от основной массы тюркских языков чувашский и якутский. Но подавляющее большинство тюркских народов (около 96%) говорит на родственных огузо-карлуко-кипчакских языках. Рассуждая об общем литературном языке для славянских народов, русский лингвист, князь Н. Трубецкой писал: «... Надо вообще предостеречь от довольно распространенного предрассудка, будто существование сильных различий между двумя наречиями неминуемо влечет за собой (или должно повлечь) создание для каждого такого наречия особого литературного языка. Живые языки современной Европы самым решительным образом противоречат этому мнению. Каждый из больших литературных языков Европы (французский, итальянский, немецкий, английский) господствует на территории лингвистически гораздо менее однородной, чем территория русских (добавим - тюркских) племен. ...саксонцы и тирольцы тоже почти не понимают друг друга, когда говорят на своих родных говорах, и миланцы и сицилианцы просто-таки совсем друг друга не понимают». Эти слова вполне применимы для тюркских народов.
Попытки создания единого тюркского языка уже предпринимались в прошлом. В конце XIX века известный историк и публицист Исмаил-бей Гаспринский (крымский татарин) сделал попытку создать в Крыму общетюркский литературный язык, основанный на упрощенном турецком. С 1883 г. до своей смерти в 1914 г. он издавал газету-еженедельник «Таржиман» (с арабского – переводчик), которая стала популярной среди всех тюркских народов от Бахчисарая до Кашгара. Будучи рупором идеи Гаспринского: «Dilde, Fikirde, Iste Birlik» /единство языка, духа и дела/, - газета проповедовала лингвистическое и духовное объединение всех тюрков. Кроме России, «Таржиман» читался во всем восточном мире: в Турции, в Египте, в Иране, в Восточном Туркестане. Были и другие попытки. Одним политическим актом хотели решить проблему единого языка члены тюркомусульманской партии «Иттифак». В 1906 г. на третьем съезде партии они приняли решение «О введении литературного языка для всех тюрко-татар России, основанного на константинопольском турецком диалекте
».

Следующей филологической попыткой можно считать деятельность Туркестанского Национального Общества и его лидера Мустафы Чокая (казах) в Европе между Первой и Второй мировыми войнами. В течение 10 лет с 1929 по 1939 годы в Берлине М. Чокай издавал журнал «Яш Туркестан», предназначенный для тюркской молодежи. Для понимания большинством тюркского населения Туркестана и Турции журнал модифицировал существовавший чагатайский литературный язык Туркестана с использованием общетюркской лексики вместо арабо-персидской. Таким образом, это была попытка создания общетюркского литературного языка, отличного от турецкого. Но каждый раз, начинавшиеся мировые войны, препятствовали дальнейшему развитию процесса.

Возникновение в 90-х годах прошлого века 6-ти (а с учетом Турецкой республики Кипр – 7-ми) независимых тюркских государств придало новый импульс идее объединения тюркских народов. Не могу не процитировать отрывок из своего стиха «Великая Степь»:

Неважно, древнее чье племя и род.
Все вместе, в Степи золотой
Соберемся на той -
Великий и древний, Единый народ.

Зароем обиды за тысячи лет.
Пусть кони теперь для байги и кокпара,
А сабля в руках – дар для юбиляра,
И луки теперь для спортивных побед.

Пусть черные тучи рассеются вмиг,
Пусть белое солнце рассыплет лучи...
И снова над Степью тогда зазвучит
Великий и древний, Единый язык.

В наше время общетюркский язык под названием ортатюрк разрабатывает Б. Каримов в Узбекистане. Он предлагает математическое усреднение современной лексики разных языков и создание на этой основе нового искусственного языка. При всем уважении к математике, хочется заметить, что чисто математический подход к созданию общего языка вряд ли будет понятен и сможет получить всеобщее признание. Основой литературного языка должна быть литература – общепризнанное общенародное литературное наследие, обеспечивающее языковую преемственность.

Если обратиться к истории Европы XIX века, то наиболее яркие примеры Италии и Германии показывают, что объединению и возникновению этих национальных государств предшествовало в каждом случае создание общенационального литературного языка. Например, в раздробленной еще в начале XIX века на 8 различных княжеств Италии, где жители юга (сицилийцы, неаполитанцы) не понимали северян (миланцев) основой общего языка стал флорентийский диалект, который был языком общепризнанных литературных памятников поэзии Данте, Петрарки, Боккаччо. В Германии литературный немецкий язык сформировался в конце XVIII - начале XIX веков как язык великих немецких поэтов Клопштока, Гете, Шиллера. И только к концу века 22 немецких княжества были объединены Пруссией. Такие примеры, число которых можно было бы увеличить в несколько раз, говорят о важности литературного наследия для возникновения общенационального языка.

Несмотря на очевидность необходимости общетюркского литературного языка, вопрос упирается в проблему языка – основы. Главным претендентом является турецкий язык с числом носителей около 70 млн. Но амбиции политических элит других тюркских государств препятствуют этому очевидному выбору. Обойти политические аспекты этой проблемы можно создав искусственный общетюркский литературный язык – своеобразное тюркское эсперанто на основе признанных общетюркских литературных памятников. В 1969 г в СССР был издан на русском языке Древнетюркский словарь на основе тюркских письменных памятников VII – XIII веков. В словаре были использованы тексты Орхоно-Енисейской письменности, книги М. Кашгари, Ю. Баласагуни, А. Югнаки, эпос Огуз-каган, тексты уйгурских манихейских и буддистских книг. Всего в словарь вошли 20000 слов преимущественно огузской и карлукской ветвей тюркского языка. При этом кипчакская ветвь не получила в нем отражения из-за преимущественно устного характера литературного наследия. Устное творчество, конечно, усложняет кодификацию языка, но не означает, что оно не может, или не должно быть учтено. Существуют и письменные кипчакские памятники: «Кодекс куманикус», «Диван» Ахмеда Яссауи. Но, конечно, основное кипчакское наследие - это устный эпос: «Козы Корпеш Баян Сулу», «Ер-Тостик», «Кобланды батыр», «Манас» и многие др., которые составляют бесценное общетюркское наследие. Поэтому, безусловно, необходимо издание нового Словаря с учетом всех ветвей тюркского языка. Такой смешанный огузо-карлуко-кипчакский словарь может быть положен в основу общетюркского литературного языка. Повторим, что на этих трех языках говорит 96% тюркоязычных народов. При этом, конечно, необходима доработка морфологии и синтаксиса, но с учетом большой схожести языков эта задача не будет трудной. Такой искусственный общетюркский язык – commonturk или ortaturk был бы нейтральным, более совершенным, сохраняющим языковые традиции, и не только объединил бы в единое культурное пространство современные тюркские народы, но и, кроме того, открыл бы доступ современникам к общетюркскому литературному наследию.

Другим важным аспектом создания общетюркского языка является многократное увеличение единого языкового поля, что станет стимулом для развития культуры и уменьшит ассимиляционные процессы среди тюркских меньшинств Ирана, Китая, России. Известно, что в настоящее время для развития культуры нужна массовая аудитория. Все современные средства информации и развлечений: периодическая печать, литература, кино, телевидение, компьютерные игры, интернет сайты, эстрада развиваются по рыночным законам и требуют массового тиража или массового потребителя, чтобы обеспечить прибыль издателя и автора (или хотя бы покрыть расходы на издание). Для языкового произведения такой тираж может быть обеспечен только при определенной численности населения с данным языком. При численности меньше некой «критической массы» на таком языке нет коммерческого смысла в выпуске книг, фильмов, аудиодисков, компьютерных игр и программ, создании интернет-сайтов. А без этого язык обречен не на развитие и создание духовных ценностей, а использование в хозяйственно-бытовых целях, на выживание, на постепенное отмирание и поглощение другими более сильными языками. Также как при делении ядер урана на развитие цепной реакции требуется критическая масса урана, для развития языка (именно развитие, а не существование) требуется критическая численность населения. Какова эта критическая численность - вопрос спорный, но, наверняка, исчисляется миллионами, или даже десятками миллионов. Например, казахстанский кинорежиссер Амиркулов А. утверждает, что для прибыльного производства и проката кинофильмов требуется около 50 миллионов населения. То же самое с учетом того, что книги читает меньшая часть людей, можно сказать о произведении литературы. Таким образом, в современных условиях прогресс и развитие языка невозможны без определенной численности населения. Население многих тюркских меньшинств и даже государств гораздо меньше этой критической численности. При существующем положении поглощение их родного языка более сильными мировыми языками неизбежно в ближайшем будущем. Исчезновение малых языков – общемировая тенденция. Известно, что сейчас в мире каждые две недели исчезает один малый безписьменный язык. У этих исчезающих языков нет альтернативы, а у малых тюркских языков она есть. Использование общетюркского языка позволит им избежать языковой ассимиляции.

Самые благодатные языковые зоны – китайская и английская. Судя по справочникам народов мира в китаеязычной зоне более одного миллиарда, а в англоязычной около 500 млн. потенциальных читателей (слушателей, зрителей). В русскоязычной зоне потенциальная аудитория – более 280 млн. человек. Даже при коэффициенте активности читателей 0,001 или 0,0001, это огромные тиражи и аудитории (280 млн. х 0.0001 = 28000). Это привлекает и авторов и издателей. В эти языковые зоны в дрейфует их наиболее талантливая часть (имеется ввиду, что русская - в англоязычную, а тюркская – в русскоязычную). Достаточно упомянуть имена Ч. Айтматова, О. Сулейменова, Р. Ибрагимбекова, кинорежиссера Т. Бекмамбетова.

Принятие всеми тюркскими государствами и регионами общего литературного языка с единым алфавитом на латинице, единой научно-технической терминологией было бы огромным стимулом для прогресса тюркоязычной науки и культуры в целом. Весь интеллектуальный потенциал тюркского мира имел бы единое языковое поле размером в 125 – 150 млн. человек для СМИ, литературных и научных публикаций, кинофильмов, компьютерного софта, для аудио-видео продукции. Могли бы быть единая литературная премия Turkolit, единый музыкальный конкурс Turkovision, Тюркская Академия Наук и т.д. и т.п. Научная, техническая, литературная мысль не была бы ограничена отдельными регионами, не образовывала бы застойные, малоизвестные озерца и пруды, а вливалась бы широкой рекой в океан мировой культуры.

Мурат Уали.
Доклад на Конференции по актуальным проблемам тюркского мира, Алматы,
12 ноября 2009 г.