BatyrKZ

Пользователи
  • Content count

    9438
  • Joined

  • Last visited

Community Reputation

0 Обычный

About BatyrKZ

  • Rank
    Активный участник

Контакты

  • Сайт
    http://
  • ICQ
    0

Информация

  • Город
    KZ

Recent Profile Visitors

2015 profile views
  1. Моя история: Нургуль Сихаева «Создание индивидуального генетического паспорта на основе генетического многообразия народов Казахстана» http://100esim.el.kz/ru/bio/nurgul__sihaeva Нургуль Сихаева – доктор PhD, старший научный сотрудник Национальной научной лаборатории по биотехнологии коллективного пользования НЦБ, обучалась по президентской программе «Болашак». Нургуль со школьных лет увлекалась химией и биологией, что определило ее будущую профессию – биотехнологию. Окончив среднюю школу № 6 в г. Актобе со знаком «Алтын белгі», она поступила в Евразийский Национальный Университет им. Л. Н. Гумилева. После окончания магистратуры по программе «Болашак» Нургуль продолжила свою научную деятельность в Национальном центре биотехнологии. Основное направление научной деятельности Нургуль - биотехнология в медицине. Она имеет практический опыт разработки генетических тестов, является специалистом в области популяционной генетики и геномных исследований человека. Так ее докторская диссертация была посвящена изучению генетических факторов метаболических заболеваний в казахской популяции. Является автором более 30 научных работ, обладательница стипендии для талантливых молодых ученых. Она участвовала в следущих научно-исследовательских проектах в рамках грантового финансирования КН МОН РК: «Высокопропускные и эффективные технологии для контроля и надзора инфекционных заболеваний в Казахстане: проблема туберкулеза с множественной и широкой лекарственной устойчивостью», «Оценка «Оценка ассоциации уровня кальция, полиморфизмов генов VDR и PTH и риска рака молочной железы у женщин Казахстана», «Использование генетического тестирования для разработки антивозрастных программ», «Создание и валидация диагностического набора для определения полиморфизма генов, ассоциированных с метаболическими нарушениями и пищевым поведением», «Создание индивидуального генетического паспорта на основе генетического многообразия народов Казахстана», проект Всемирного банка «ГМНС_036», проект АО «Фонда Науки» по предоставлению генетических услуг населению.
  2. "Язык–субстрат, на котором говорили древнейшие обитатели Двуречья (Тигра–Евфрата)" Попытка гипотетического наложения ареалов распространения рассматриваемых языков, и миграций носителей мужских гаплогрупп, как это используется в научных работах применительно к возможному распространению индоевропейских языков, дает возможность предположить - где могли произойти точки соприкосновения и последующих взаимствований, трансформаций древних языков(языка–субстрата и шумерского) и культур, которые в современности либо исчезли, либо значительно изменились. В этой связи интересна судьба распространения гаплогруппы R1b, зародившейся предположительно в Центральной - Западной Азии 20 тыс.лет назад, и распространённой на сегодня в Западной - Восточной Европе(от 90 до 10%), в Центральной и Западной Азии, а так же в Северной Африке (7-8 тыс. лет назад произошла обратная миграция в Африку). Урал: гаплогруппа R1b (M269, M73) - башкиры 87 %. Алтай: гаплогруппа R1b (субклад R1b-M73) - кумандинцы 49 %. Центральная Азия: туркмены - 37 %, узбеки - 21,4 %, казактар - 5,6 %, уйгуры -17,2 %, кыргызы - 1,9 %. Западная Азия: Турция - 16 %, Ирак - 11,3 %. Южная Азия: Пакистан - 6,8 %. Африка Озеро Чад, народ фульбе и носители чадских языков - R1b1a2 (PF6279/V88), Камерун, народ мандара R1b 65 %. Алжирские арабы - 10,8 %, алжирские берберы - 5,8 %, тунисские арабы -7 %. Марокко - 2,5 %, у арабов Египта - от 1 % до 7 % .
  3. ДНК, расы и языки, как правило не коррелируют.***' В нынешнем столетии наиболее серьезную оценку работам, посвященным возможным родственным связям шумерского языка дал Б.Ландсбергер (1942 г.). При этом он не соглашался с критиками Хоммеля, которые отнесли к случайным совпадениям такие параллели как шум. dingir– «бог» и тюр. tengri– «небо», «бог». Он склонен был считать, что шумерский язык значительную часть своей лексики почерпнул из языка–субстрата, на котором говорили древнейшие обитатели Двуречья (Тигра–Евфрата), создавшие местную культуру, важные элементы которой восприняли пришельцы – шумеры. Лансбергер полагал, что слово dingir шумеры заимствовали из языка покоренного этноса, в который могли входить и прототюрки. Это решение (культурное, а не генетическое родство) представляется наиболее продуктивным. В таком родстве (более тесном или отдалённом) состоят все языки мира.' http://thelib.ru/books/suleymenov_olzhas/ulybka_boga-read-2.html
  4. Медный век Доисторический Ближний Восток Древняя Месопотамия Эпоха Урук (около 4000 — 3100 гг. до н. э.) охватывал время от протоисторического энеолита до раннего бронзового века. Он наступил вслед за убейдским периодом. Названный в честь шумерского города Урук, этот период связан с возникновением в Месопотамии городской жизни. За ним последовала шумерская цивилизация. На поздней стадии урукского периода (34-32 вв. до н. э.) постепенно возникает древнейшая письменность — клинопись, что знаменует наступление раннего бронзового века. Шумер и Аккад Шумер, расположенный на юге Месопотамии, является древнейшей в мире цивилизацией, которая существовала с возникновения первого поселения в Эриду во время убайдского периода (конец 6 тыс. до н. э.), продолжала существовать во время урукского (4-е тыс. до н. э.) и династического периода (3-е тыс. до н. э.) и пришла в упадок во времена расцвета Ассирии и Вавилона в конце 3 — начале 2 тыс. до н. э. Аккадская империя, которую основал Саргон Великий, существовала с 24-го по 21-й века до н. э., и считается первой в мире империей. Аккадские территории со временем распались на ассирийское и вавилонское царства.
  5. Палео-Днк Южного Леванта (4500-3900/3800 гг. до н. э)https://www.nature.com/articles/s41467-018-05649-9Article | Open | Published: 20 August 2018Ancient DNA from Chalcolithic Israel reveals the role of population mixture in cultural transformation Éadaoin Harney, Hila May, Dina Shalem, Nadin Rohland, Swapan Mallick, Iosif Lazaridis, Rachel Sarig, Kristin Stewardson, Susanne Nordenfelt, Nick Patterson, Israel Hershkovitz & David Reich Nature Communicationsvolume 9, Article number: 3336 (2018) | Download CitationAbstractThe material culture of the Late Chalcolithic period in the southern Levant (4500–3900/3800 BCE) is qualitatively distinct from previous and subsequent periods. Here, to test the hypothesis that the advent and decline of this culture was influenced by movements of people, we generated genome-wide ancient DNA from 22 individuals from Peqi’in Cave, Israel. These individuals were part of a homogeneous population that can be modeled as deriving ~57% of its ancestry from groups related to those of the local Levant Neolithic, ~17% from groups related to those of the Iran Chalcolithic, and ~26% from groups related to those of the Anatolian Neolithic. The Peqi’in population also appears to have contributed differently to later Bronze Age groups, one of which we show cannot plausibly have descended from the same population as that of Peqi’in Cave. These results provide an example of how population movements propelled cultural changes in the deep past. Древняя ДНК эпохи Энеолита Израиля раскрывает роль популяционной смеси в культурной трансформацииМатериальная культура позднего Энеолита Южного Леванта (4500-3900/3800 гг. до н. э.) качественно отличается от предшествующих и последующих периодов. Здесь, чтобы проверить гипотезу о том, что на появление и упадок этой культуры повлияли движения людей, мы секвенировали геномную древнюю ДНК из 22 особей из пещеры Пекиин, Израиль. Эти индивидуумы были частью однородной популяции, которая может быть смоделирована как состоящая на 57% из групп, связанных с группами местного Левантского неолита, ~ 17% от групп, связанных с медным веком Ирана, и ~ 26% от групп связанных с анатолийским неолитом. Похоже, что население Пекиин по-разному подействовало на более поздние группы бронзового века, одна из которых, как мы показываем, не может быть происходить из той же популяции, что и в пещере Пекиин. Эти результаты служат примером того, как движение населения способствовало культурным изменениям в глубоком прошлом. rozenblatt ***We find that the individuals buried in Peqi’in Cave represent a relatively genetically homogenous population. This homogeneity is evident not only in the genome-wide analyses but also in the fact that most of the male individuals (nine out of ten) belong to the Y-chromosome haplogroup T (see Supplementary Table 1), a lineage thought to have diversified in the Near East46. This finding contrasts with both earlier (Neolithic and Epipaleolithic) Levantine populations, which were dominated by haplogroup E24, and later Bronze Age individuals, all of whom belonged to haplogroup J24,26. Мы видим, что люди, похороненные в пещере Peqi’in Cave представляют собой относительно генетически однородную популяцию. Эта однородность проявляется не только в геномных анализах, но и в том, что большинство особей мужского пола (девять из десяти) принадлежат к гаплогруппе Y-хромосомы T (см. дополнительную таблицу 1), родословная которой, как полагают, диверсифицировалась на Ближнем Востоке. Этот вывод контрастирует с ранее (Мезолит и Эпипалеолит) Левантийской населения, которые преобладают гаплогруппы Е, а позднее бронзы лиц, все они принадлежали к гаплогруппе J.***Supplementary Data Y:T1a1a* T1a1a1b2 T1a1a1b2 T1a1a1b2 T1a1a T1a1a T1a1a E1b1b1b2 T1a1a .. T1a1a T1a1a* T Mt: H4 .. L3b1 J2a .. J2a2 J2a2d T2g1a J2a2d T2+150 J2a2d J2a2d J2a2d J2a2d N1b1 T2 T2 T1a+152 R0a T1 .. K1a N1a1b I6 HV1a'b'c H .. T1a2 K K1a .. I6 T U6d
  6. "Язык–субстрат, на котором говорили древнейшие обитатели Двуречья (Тигра–Евфрата)" Попытка гипотетического наложения ареалов распространения рассматриваемых языков, и миграций носителей мужских гаплогрупп, как это используется в научных работах применительно к возможному распространению индоевропейских языков, дает возможность предположить - где могли произойти точки соприкосновения и последующих взаимствований, трансформаций древних языков(языка–субстрата и шумерского) и культур, которые в современности либо исчезли, либо значительно изменились. В этой связи интересна судьба распространения гаплогруппы R1b, зародившейся предположительно в Центральной - Западной Азии 20 тыс.лет назад, и распространённой на сегодня в Западной - Восточной Европе(от 90 до 10%), в Центральной-Западной Азии, и что удивительно в Северной Африке (7-8 тыс. лет назад произошла обратная миграция в Африку). Урал: гаплогруппа R1b (M269, M73) - башкиры 87 %. Алтай: гаплогруппа R1b (субклад R1b-M73) - кумандинцы 49 %. Центральная Азия: туркмены - 37 %, узбеки - 21,4 %, казактар - 5,6 %, уйгуры -17,2 %, кыргызы - 1,9 %. Западная Азия: Турция - 16 %, Ирак - 11,3 %. Южная Азия: Пакистан - 6,8 %. Африка Озеро Чад, народ фульбе и носители чадских языков - R1b1a2 (PF6279/V88), Камерун, народ мандара R1b 65 %. Алжирские арабы - 10,8 %, алжирские берберы - 5,8 %, тунисские арабы -7 %. Марокко - 2,5 %, у арабов Египта - от 1 % до 7 % .
  7. ДНК — демагогия Анатолия Клесова http://генофонд.рф/?page_id=520 А.А. Клёсов использует приемы, которыми можно вывести происхождение любой группы населения от каких угодно предков . Вот пример: «Восточные славяне – представители рода R1a1. Их потомки, по всей Европе и по всему миру, вплоть до Аравии, Катара, Объединенных Арабских Эмиратов – представители рода R1a1, потомки славян. Или праславян, что в данном контексте одно и то же» [5]. Как обосновать происхождение арабов от славян? Легко – при помощи подмены понятий: «В ДНК-генеалогии «восточные славяне» — это члены древнего рода R1a1» [6]. Генетический термин «гаплогруппа» А.А. Клёсов подменяет социальной категорией «род», вкладывая в него биологический смысл. Был ли общий предок рода реальным или мнимым, целиком зависит от истории, а не от А.А. Клесова. Поэтому жесткая привязка А.А. Клесовым рода к биологии – попытка биологизации социальных категорий.. «Члены рода R1a1 на Балканах, которые жили там 12 тысяч лет назад, через двести с лишним поколений вышли на Восточно-европейскую равнину, где 4500 лет назад появился предок современных русских и украинцев рода R1a1. Еще через пятьсот лет, 4000 лет назад, они вышли на южный Урал, еще через четыреста лет отправились в Индию, где сейчас живут примерно 100 миллионов их потомков, членов того же рода R1a1. Рода ариев. Потомков праславян или их ближайших родственников» [7]. В этой занимательной «истории» несколько раз использован прием подмены терминов. Сначала термин «славяне», имеющий совершенно определенные лингвистическое и этнологическое значения, произвольно толкуется как «древние носители гаплогруппы R1a1″, при этом игнорируется, что гаплогруппа R1a1 была у многих других народов. Затем, когда расселение «рода R1a1» доводится до Индии, на биологических носителей гаплогруппы R1a1 переносится название языковой группы «арии», при этом игнорируется, что арийские (индо-иранские) языки разделились на пару тысяч лет раньше, чем русский и украинский. Теперь осталось приравнять конец долгой миграции к ее началу — и восточные славяне станут ариями (а арабы – потомками славян). Формально А.А. Клёсов, конечно, признает, что у одного народа много гаплогрупп (что же ему поделать с этим фактом?). Реально — рисуемые им картины миграций основаны на такой идеологии: на всем протяжении существования гаплогруппы она является биологической меткой реально существовавшей этно-политической или социальной общности. Такое жесткое увязывание биологических и социальных параметров выходит далеко за рамки науки. Как произвести человечество с Русской равнины
  8. О логических последователях «научного патриота» А. А. Клёсова http://генофонд.рф/?page_id=4263 «нельзя представлять себе гаплогруппы ни как народы, ни как биологические роды, что отождествление славян с ариями антинаучно и вредно, что в науке индоевропейцы, славяне и арии – это, прежде всего, языковые общности, и т. д.» Лев Клейн
  9. «В генетической информации … нет никакой опасности» http://генофонд.рф/?page_id=28844 «Существуют многочисленные международные исследования, существуют клинические испытания препаратов – сказал журналистам директор МГНЦ, д.м.н., член-корр. РАН С.И.Куцев. — Для нас очень важно донести до общественности, что эти исследования должны сохраняться, что они не представляют никакой опасности. Более того — если они будут тем или иным образом прекращены, это может нанести непоправимый урон как науке, так и практическому здравоохранению. В генетической информации, которую мы изучаем, когда говорим о том или ином этносе, нет никакой опасности. В наше время существует множество баз данных. Можно посмотреть на структуру генома жителей разных регионов мира – Северной Америки, Австралии, Африки (конечно, без персональных данных). Во многих странах, даже в Саудовской Аравии, начаты масштабные геномные исследования, которые очень важны как для научных исследований, так и для практического здравоохранения. В своей практике врачи-генетики встречаются с разными вариантами, и им надо знать — это вариант нормы или мутация, связанная с заболеванием».
  10. PRошло 10 лет широкой популяризации генетических исследований многочисленных популяций в мире, но, в интернете и на TV постсоветского пространства все же проскальзывает элементарная неосведомленность, и дремучий страх ‘генетического уничтожения конкретной популяции’. Необразованностью это нельзя назвать, т.к. все министерства образования данного пространства до сих пор не ввели школьный и вузовский всеобуч архи-важного предмета ‘Генография’, очевидно до сих пор не осознав, что дается «в руки и мозги» многомиллионным массам, по сути - это сродни атому либо мирному, либо разрушающему, только не через генетические данные, а как и прежде через намеренно-искривленное идеологическое воздействие - исключительность одних(«арийскость»), оскорбление других(«гаплогруппой не вышли»), и первые битвы ученых,осознавших эту опасность, с наплодившимися «гапло-шовинистами,фашистами и расистами» уже начались.
  11. Генетический портрет сванов на фоне народов Южного Кавказа http://генофонд.рф/?page_id=29057 Генетическое разнообразие населения Сванетии в этой работе изучили на небольшой выборке — по образцам мтДНК и Y-хромосомы 184 человек. Данные показали разнообразие митохондриального и сравнительную гомогенность Y-хромосомного генофонда сванов. Авторы делают вывод о влиянии на Y-хромосомный генофонд Южного Кавказа географии, но не языков. И о том, что современное население, в частности, сваны, являются потомками ранних обитателей этого региона, времен верхнего палеолита. *** Митохондриальная ДНК сванов отличалась разнообразием, с наибольшей частотой встречались гаплогруппы U1-U7, H, K и W6. Сходство разных народов по мтДНК отражено на графике многомерного шкалирования, построенном по генетическим расстояниям. На приведенном в статье рисунке из всех популяциий Южного Кавказа ближе всего друг к другу оказались грузины, северные осетины и кабардинцы, а наибольшее генетическое расстояние разделяет сванов и южных осетин. * Как показал анализ, основные мтДНК гаплогруппы сванов восходят к верхнему палеолиту; довольно высокая частота и разнообразие гаплогруппы W6 может указывать на ее происхождение в этом регионе. Это согласуется с гипотезой, что сваны и другие популяции Южного Кавказа – потомки верхнепалеолитических обитателей этих мест. Митохондриальный генофонд популяций Южного Кавказа не показал зависимости ни от географии, ни он языка, вероятно, разнообразие по материнским линиям возникло до формирования этноязыковых групп, заключают авторы. *** Y-хромосомная картина популяции сванов, напротив, оказалась довольно гомогенной – около 79% изученных мужчин обладали гаплогруппой G2a, оставшаяся доля приходилась на J2a1, I2, N и R1a. На графике многомерного шкалирования, отражающем сходство по Y-хромосоме, абхазы, грузины и черкесы образовали компактную группу, а сваны и северные осетины, а также армяне и турки расположились на расстоянии от нее. * Y-хромосомный генофонд Южного Кавказа продемонстрировал влияние географии, но не языкового разнообразия. Авторы отмечают, что эти результаты расходятся с данными Balanovsky et al. (2011) по Северному Кавказу, где наблюдались географические зоны «языково-генетической коэволюции». Датировка доминирующей гаплогруппы G2a восходит к эпипалеолиту. Ее распределение в популяциях может отражать распространение ранних неолитических поселений от побережья Черного моря вслед за отступлением ледников Кавказа. Учитывая высокое разнообразие G2a у сванов, можно считать, что она возникла в популяции их предков, живших на Южном Кавказе в позднем эпипалеолите – раннем неолите, пишут авторы. В ее разнообразие, вероятно, внесли свой вклад и поздние генетические потоки из Грузии и других регионов Южного Кавказа. Анализ указывает на наличие общих предков и/или интенсивный генетический обмен между сванами, южными осетинами и абхазами, несмотря на то, что эти популяции принадлежат к трем разным языковым семьям. *** Genetic diversity in Svaneti and its implications for the human settlement of the Highland Caucasus Aram Yardumian et al. Am J Phys Anthropol.2017;1–16. DOI: 10.1002/ajpa.23324 https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/29076141
  12. ДНК, расы и языки, как правило, не коррелируют. *** ' В нынешнем столетии наиболее серьезную оценку работам, посвященным возможным родственным связям шумерского языка дал Б.Ландсбергер (1942 г.). При этом он не соглашался с критиками Хоммеля, которые отнесли к случайным совпадениям такие параллели как шум. dingir– «бог» и тюр. tengri– «небо», «бог». Он склонен был считать, что шумерский язык значительную часть своей лексики почерпнул из языка–субстрата, на котором говорили древнейшие обитатели Двуречья (Тигра–Евфрата), создавшие местную культуру, важные элементы которой восприняли пришельцы – шумеры. Лансбергер полагал, что слово dingir шумеры заимствовали из языка покоренного этноса, в который могли входить и прототюрки. Это решение (культурное, а не генетическое родство) представляется наиболее продуктивным. В таком родстве (более тесном или отдалённом) состоят все языки мира.' http://thelib.ru/books/suleymenov_olzhas/ulybka_boga-read-2.html
  13. Медный век Доисторический Ближний Восток Древняя Месопотамия Эпоха Урук (около 4000 — 3100 гг. до н. э.) охватывал время от протоисторического энеолита до раннего бронзового века. Он наступил вслед за убейдским периодом. Названный в честь шумерского города Урук, этот период связан с возникновением в Месопотамии городской жизни. За ним последовала шумерская цивилизация. На поздней стадии урукского периода (34-32 вв. до н. э.) постепенно возникает древнейшая письменность — клинопись, что знаменует наступление раннего бронзового века. Шумер и Аккад Шумер, расположенный на юге Месопотамии, является древнейшей в мире цивилизацией, которая существовала с возникновения первого поселения в Эриду во время убайдского периода (конец 6 тыс. до н. э.), продолжала существовать во время урукского (4-е тыс. до н. э.) и династического периода (3-е тыс. до н. э.) и пришла в упадок во времена расцвета Ассирии и Вавилона в конце 3 — начале 2 тыс. до н. э. Аккадская империя, которую основал Саргон Великий, существовала с 24-го по 21-й века до н. э., и считается первой в мире империей. Аккадские территории со временем распались на ассирийское и вавилонское царства. ***
  14. Интересные аспекты из жизни деревни 'Peqi’in Cave' Пекиин, указанной в статье. *** Последний феллах Израиля http://jewish.ru/ru/stories/chronicles/184213/ Как загадочные еврейские феллахи смогли избежать изгнания и две тысячи лет выживали под оккупацией арабов и христиан, но оказались сметены еврейскими эмигрантами из Европы. Однажды в начале 1920-х годов Ицхак Бен-Цви, ставший впоследствии вторым президентом Израиля, а тогда бывший председателем местных органов еврейского самоуправления в Палестине, бродил по Галилее вдвоем со своей женой Рахелью и дошел до горной деревни Пекиин, населенной в основном друзами. Легенда гласит, что на деревенской улице к нему неожиданно обратился еврейский мальчик на иврите, признав в нем своего. С этой прогулки началась длившаяся десятилетиями дружба Бен-Цви с небольшой, но столь удивительной еврейской общиной Пекиина. И символ этой дружбы держали в руках многие читатели: портрет Бен-Цви и горная деревня вместе украшают купюру в сто шекелей. *** napobo3
  15. Палео-Днк Южного Леванта (4500-3900/3800 гг. до н. э) https://www.nature.com/articles/s41467-018-05649-9Article | Open | Published: 20 August 2018Ancient DNA from Chalcolithic Israel reveals the role of population mixture in cultural transformation Éadaoin Harney, Hila May, Dina Shalem, Nadin Rohland, Swapan Mallick, Iosif Lazaridis, Rachel Sarig, Kristin Stewardson, Susanne Nordenfelt, Nick Patterson, Israel Hershkovitz & David Reich Nature Communicationsvolume 9, Article number: 3336 (2018) | Download CitationAbstractThe material culture of the Late Chalcolithic period in the southern Levant (4500–3900/3800 BCE) is qualitatively distinct from previous and subsequent periods. Here, to test the hypothesis that the advent and decline of this culture was influenced by movements of people, we generated genome-wide ancient DNA from 22 individuals from Peqi’in Cave, Israel. These individuals were part of a homogeneous population that can be modeled as deriving ~57% of its ancestry from groups related to those of the local Levant Neolithic, ~17% from groups related to those of the Iran Chalcolithic, and ~26% from groups related to those of the Anatolian Neolithic. The Peqi’in population also appears to have contributed differently to later Bronze Age groups, one of which we show cannot plausibly have descended from the same population as that of Peqi’in Cave. These results provide an example of how population movements propelled cultural changes in the deep past. Древняя ДНК эпохи Энеолита Израиля раскрывает роль популяционной смеси в культурной трансформацииМатериальная культура позднего Энеолита Южного Леванта (4500-3900/3800 гг. до н. э.) качественно отличается от предшествующих и последующих периодов. Здесь, чтобы проверить гипотезу о том, что на появление и упадок этой культуры повлияли движения людей, мы секвенировали геномную древнюю ДНК из 22 особей из пещеры Пекиин, Израиль. Эти индивидуумы были частью однородной популяции, которая может быть смоделирована как состоящая на 57% из групп, связанных с группами местного Левантского неолита, ~ 17% от групп, связанных с медным веком Ирана, и ~ 26% от групп связанных с анатолийским неолитом. Похоже, что население Пекиин по-разному подействовало на более поздние группы бронзового века, одна из которых, как мы показываем, не может быть происходить из той же популяции, что и в пещере Пекиин. Эти результаты служат примером того, как движение населения способствовало культурным изменениям в глубоком прошлом. rozenblatt *** We find that the individuals buried in Peqi’in Cave represent a relatively genetically homogenous population. This homogeneity is evident not only in the genome-wide analyses but also in the fact that most of the male individuals (nine out of ten) belong to the Y-chromosome haplogroup T (see Supplementary Table 1), a lineage thought to have diversified in the Near East46. This finding contrasts with both earlier (Neolithic and Epipaleolithic) Levantine populations, which were dominated by haplogroup E24, and later Bronze Age individuals, all of whom belonged to haplogroup J24,26. Мы видим, что люди, похороненные в пещере Peqi’in Cave представляют собой относительно генетически однородную популяцию. Эта однородность проявляется не только в геномных анализах, но и в том, что большинство особей мужского пола (девять из десяти) принадлежат к гаплогруппе Y-хромосомы T (см. дополнительную таблицу 1), родословная которой, как полагают, диверсифицировалась на Ближнем Востоке. Этот вывод контрастирует с ранее (Мезолит и Эпипалеолит) Левантийской населения, которые преобладают гаплогруппы Е, а позднее бронзы лиц, все они принадлежали к гаплогруппе J. *** Supplementary Data Y: T1a1a* T1a1a1b2 T1a1a1b2 T1a1a1b2 T1a1a T1a1a T1a1a E1b1b1b2 T1a1a .. T1a1a T1a1a* T Mt: H4 .. L3b1 J2a .. J2a2 J2a2d T2g1a J2a2d T2+150 J2a2d J2a2d J2a2d J2a2d N1b1 T2 T2 T1a+152 R0a T1 .. K1a N1a1b I6 HV1a'b'c H .. T1a2 K K1a .. I6 T U6d